САННЬЯСА ОШО

Идеи и Вдохновение
Свами Ананд Арун

Составление и Дизайн
Свами Дхиан Ятри
Ма Бодхи Прия

В сотрудничестве с
Ма Антар Дипика
Свами Дхиан Риши
Свами Ананд Архат

 

   Для меня санньяса не является чем-то серьезным. Сама по себе жизнь не очень- то серьезна, а тот, кто всегда серьезен — мертв.

   Жизнь — это всего лишь бесцельный неудержимый поток энергии, и по моему мнению, санньяса означает проживать жизнь не ставя целей. Проживайте жизнь как игру, а не как работу. Так называемый серьезный ум, будучи нездоровым, превратит любую игру в работу. Санньясины же делают прямо противоположное — они превращают работу в игру. Если вы можете воспринимать всю эту жизнь как мечту, воображаемое действо, то вы санньясин. Человек, воспринимающий жизнь как мечту, отрекся.
   Отречение не означает уход из мира, это всего лишь перемена своего отношения. Намерение изменить мир — это серьезно. Именно поэтому я так легко инициирую любого в санньясу. Для меня, сама инициация — это игра. Я не требую никаких квалификаций, подходите вы или нет, потому что квалификация требуется для каких-то серьезных дел. Так что любой, просто существуя, уже имеет достаточную квалификацию для участия в игре. Он может играть, и даже если он не подходит, разницы никакой нет, потому что все это всего лишь игра. Именно поэтому я не требую никаких квалификаций.
   И моя санньяса не сопряжена ни с какими обязательствами — как только вы становитесь санньясином, вы абсолютно свободны. Это означает, что вы приняли решение, и это ваше последнее решение. Теперь вам больше не придется принимать решений, вы приняли свое последнее решение — жить в мире без решений, жить в свободе.
   Тот, кто живет решительно, не может быть свободен. Он всегда ограничен своим прошлым, потому что решение было принято в прошлом. Вы не можете принять решение на будущее, так как будущее неизвестно, и какое бы решение вы не приняли, оно обусловлено прошлым. Как только вы принимаете санньясу, вы принимаете неизведанное, незапланированное будущее. Теперь вы больше не привязаны к прошлому. Вы свободны жить, а это значит — действовать, играть и быть тем, что с вами происходит, это небезопасность.
   Отречение от имени, отречение от имущества еще не есть небезопасность, это очень поверхностная небезопасность. Ум остается прежним, тот ум, что воспринимал имущество как безопасность. Имущество не обеспечивает вас ни какой безопасностью, вы умрете со всем своим имуществом. Даже дом не обеспечивает вас надежностью, вы умрете в нем. Ложное представление, что дом, имущество, друзья и семья обеспечивают вашу безопасность, все еще преобладает в уме, который думает: «Я отрекся, теперь я в ненадежной ситуации».
   Только тот ум, только тот человек, что не привязан к прошлому, живет в не-безопасности. Небезопасность означает отсутствие привязки к прошлому, и имеет множество значений, ведь все, что вы знаете, происходит из прошлого. Даже ваш ум принадлежит прошлому.
   Тот, кто отрекается от знаний, действительно оставляет что-то. Вы сами происходите из прошлого, вы не что иное, как накопленный опыт. Поэтому тот, кто отрекается от себя, действительно отрекается от чего-то. Все ваши желания, все ваши надежды и все ваши ожидания — все они подтверждают прошлое. Тот, кто отрекается от прошлого, отрекается от своих желаний, надежд, ожиданий.
   Теперь вы словно пустота, ничто, никто. Санньяса означает отбросить все претензии на то, что вы кем-то являетесь. Теперь вы погружаетесь в отсутствие идентичностей, в ни-что. Поэтому это последнее решение, принятое вашим умом, с которым прошлое закрывается. Идентичность ломается, не¬прерывности нет. Вы обновляетесь, вы перерождаетесь.
   Любой из живущих способен жить в неопределенности. Если кто-то хочет действительно жить, он должен жить в неопределенности. Любая надежность является отвержением жизни. Чем в большей вы надежности, тем меньше вы живете. Чем более вы мертвы, тем в большей надежности вы находитесь, и наоборот. Например, мертвый не может умереть еще раз, он смертеустойчив. Мертвый не может заболеть, он болезнестоек. Мертвец находится в такой безопасности, что те, кто продолжает жить, могут показаться ему дураками — ведь они живут в небезопасности.
   Если вы вообще живы, то вы в ненадежности. Чем в большей ненадежности вы находитесь, тем живее вы есть. Так что, санньясин, по моему мнению, это человек, решивший жить на пределе, по-максимуму; это все равно, что пламя, разгорающееся с обоих полюсов.
   Нет обязательств, нет долга, вы вообще не связаны какой-либо дисциплиной. Если же вы хотите ненадежность назвать дисциплиной, то это уже совсем другое дело. Конечно, это внутренняя дисциплина. Вы не станете анархистами, конечно нет! Я когда-либо вообще говорил, что вы станете анархистами? Анархия всегда тесно сопряжена с порядком, с системой. Если вы отвергаете порядок — вы не сможете стать беспорядочными. Это не отрицание порядка, это всего лишь отвержение, а отвержение означает, что теперь вы в порядке! Это просто действие, пьеса, разыгранная ради других. Вы не будете относиться к этому серьезно, это просто роль в пьесе. Вы идете налево или направо ради остальных, но в этом нет ни капли серьезности, в этом нет ничего серьезного.
Так что санньясин не будет в беспорядке. По его собственному мнению, по мнению его внутреннего сознания — порядка больше не будет, но это не означает, что будет беспорядок, так как беспорядок всегда является частью порядка. Когда нет порядка, нет и беспорядка, так как есть спонтанность. Вы живете от момента к моменту, от момента к моменту вы играете. Каждый момент сам по себе завершен. Вы не решаете за него, вы не участвуете в решении как играть, момент приходит к вам — и вы играете. Нет предопределения, нет заранее подготовленного плана.
   Момент приходит к вам, вы случаетесь в этом моменте, и что бы ни произошло —  позвольте этому произойти. Все острее и острее вы будете ощущать нарастающую в вас дисциплину — дисциплину от-момента к моменту. Это абсолютно другой способ измерения, поэтому важно понимать его ясно. Когда вы заранее решаете, что делать — это происходит оттого, что вы не уверены в том, что достаточно осознанны, чтобы действовать в моменте, спонтанно. Вы не уверены в себе, именно поэтому вы принимаете решения заранее.
   И вы до сих пор решаете. Вы не можете действовать в моменте, так как же вы сможете решать заранее? Теперь у вас меньше опыта. Вы приобретете больше опыта, когда наступит момент. Если я не способен верить в завтрашнее «Я», как могу я верить в сегодняшнее «Я»? И когда я пытаюсь принять решение заранее, оно не несет никакого смысла, оно просто разрушительно.
   Я решаю сегодня, а действую завтра. Все изменилось, все новое, а решение старо. И если я не действую в соответствие с моментом, я испытываю чувство вины. Все те люди, что учат принимать решения заранее, создают чувство вины. Я не действую, поэтому испытываю чувство вины, а если я действую, то действую неадекватно, и за этим неизменно следует разочарование.
   Поэтому я говорю, что вы не должны обязывать себя какими — либо решениями, и вы освободитесь. Позвольте каждому моменту действовать, происходить с вами, и позвольте всей вашей сущности решить...в этот самый момент. Позвольте решению прийти, словно проявлению счастья, никогда не позволяйте ему предупреждать действие, иначе действие никогда не будет тотально.
   Вам следует знать, что если вы решаете заранее, значит, вы решаете интеллектуально. В этом нет всего вашего существа, так как момент еще не настал. Если я люблю кого-то, и я решаю, что, когда я встречу ее или его в следующий раз, я буду действовать так-то и так-то, скажу то-то, сделаю это, но не буду делать того — все это может быть только умственным, воображаемым. Это никогда не может быть тотальным, потому что момент еще не настал. Все ваше существо еще не было вызвано на поединок, так как же оно может начать действовать?
   И когда я решаю заранее и наступает момент — сущность не сможет начать действовать, так как решение уже принято. Поэтому я буду только имитировать, копировать, следовать прошлым опытам. Я буду лжецом, я не буду настоящим, потому что не буду тотальным, я буду действовать по шаблону. И снова, это действие ума, а не вашей сущности, поэтому одержите ли вы успех, или с треском провалитесь — проиграете вы в обоих случаях, ведь ваша сущность не присутствовала в вашем действии, вы не будете испытывать любви.
   Позвольте моменту прийти, позвольте моменту испытать вас, и позвольте всему своему существу действовать, тогда действие будет тотальным. Вся ваша сущность приходит в действие. Только так вы тотально погружаетесь в момент! И лучшее из возможного произойдет из этой тотальности, и никогда из решений. Так что санньяса означает жизнь момент за моментом, не связанная с прошлым.

***

   Я буду продолжать давать санньясу любому, кто окажется рядом со мной даже совсем ненадолго, потому что, как я уже говорил, я не знаю, что будет завтра, поэтому не могу ждать. Если вы приходите, то все, что должно произойти, должно произойти. В этот момент я не могу ждать. Я не знаю, что будет завтра, что про¬изойдет, и я не могу строить планы. Поэтому, как только наступает момент, когда вы приходите ко мне, то, что делается, должно быть сделано в тот же момент. Это нельзя откладывать, так у меня нет будущего.
   И эта санньяса не имеет ничего общего со старой санньясой. Это абсолютно но¬вое представление, или же самое древнее, о котором давно забыли — называйте ее как хотите. Она и новейшая и старейшая одновременно, так как когда бы ни существовала санньяса, она всегда была такой. Но всегда были и подражатели, и о них нельзя забывать — они есть. Подражатели есть, и всегда будут, и они все превращают в дисциплину, так как только дисциплине можно подражать.
   Санньяса же — это что-то, что невозможно имитировать. Свободу нельзя имитировать, поэтому и санньясу невозможно имитировать. Но подражатели, что могут они сделать? Они создадут систему, они всегда создают системы. Ничему, кроме санньясы, они не могут нанести столь ощутимый вред, потому что жизнь как она есть сама является лишь имитацией. Имитация продолжается, весь мир лишь притворяется. Все ваше воспитание проходило через подражание — в языке, в морали, в обществе, в культуре, все происходит через подражание, все усваивается через имитацию.
   И имитации успешны повсюду, кроме санньясы. Она многое уничтожает в ней. Больше она нигде не может нанести такого ущерба, так как имитация является нормой. Вы не можете своевольничать с языком, вы обязаны имитировать. Вы не можете своевольничать с социальной системой, вы должны подражать ей. Имитаторы везде успешны. Только проявление абсолютной свободы в санньясе это что-то, что делает имитацию разрушительной. Имитация разрушает свободу. Иисусу подражают, существует имитация Христа. Когда бы санньясу не имитировали, санньясы в этом не остается. Поэтому, когда я говорю, что не должно быть обязательств, я имею в виду то, что не должно быть имитаций.
   Вы абсолютно свободны, я выброшу вас в открытость — вот, что имеется в виду под инициацией. Она не сужает вас, она дает вам открытое небо, она просто подталкивает вас к полету в открытом небе. Конечно, нет никаких проторенных дорог и карт, и не может быть. В небе не может быть дорог, поэтому вы должны лететь в одиночестве, вы должны зависеть только от себя одного, ваше существование будет вашим единственным спутником.
   Жизнь подобна небу. Нет ничего схожего с дорогами на земле, которым вы можете следовать. В небе вы не можете следовать. Вы должны быть в одиночестве. Инициация означает, что теперь я подталкиваю вас к единственности. Вы становитесь абсолютно одни, не зависящие ни от кого, даже от меня. Для этого требуется храбрость. Имитировать легко, следовать легко, зависеть легко, но остаться абсолютно одному без карты, без дисциплины, без системы — требует большой храбрости. А санньясин — это то, кто храбр. Храбрость невозможно имитировать, ее можно только развить через жизнь.
   Вы будете совершать ошибки, вы будете сбиваться с пути, но все это присуще санньясе. Совершая ошибки — вы будете учиться, сбиваясь с пути — вы найдете правильный, а другого пути и нет. Вам необходимо пройти через трудности. Этот одинокий путь, этот одинокий полет... Вам необходимо пройти через всю эту суровость. А эта санньяса отличается не только этим, так как старая санньяса, так называемая санньяса более известная, является не духовным отречением, а скорее социальным. Даже ее социальная структура более физиологическая, менее духовная.
   Санньяса по своей сути духовна. Вы можете принять ее где бы вы ни были, в любом месте. Она требует вовлеченности — внутренней, глубинной, духовной. И, как я вижу, чем более вы физиологически вовлечены, тем меньше становится возможность погрузиться глубже, потому что однажды вовлекшись физиологически, вы больше никогда не сможете от этого освободиться. Вы не вырветесь из этого, так как, если кто-то старается превзойти свои желания, что невозможно, ведь желания естественны. Ваше тело не может существовать без желаний. Так что вы продолжите цепляться за тело, а желания останутся — не столь явные, конечно, но все же останутся. И чем слабее тело, тем меньше вы будете ощущать желаний. Вы можете продолжать слабеть, но ваше тело будет испытывать желания вплоть до вашей смерти.
   Помимо желаний, существуют еще и потребности. Потребности нужно удовлетворять, и чем лучше они удовлетворены, тем меньше они беспокоят, тем меньше требуют, тем меньше на них расходуется времени. Так что если вы боретесь с вашими физиологическими потребностями, вы просто тратите вашу жизнь впустую. Весь этот процесс, вся старая санньяса, негативна, постоянно борется с чем-то. Конечно, она усиливает эго. Если есть борьба, эго усиливается. Если вы можете одержать победу над желаниями, значит, вы можете стать более эгоистичными. Если вы можете отказать вашему телу в удовлетворении какой-либо потребности, вы становитесь эгоистичнее. Борьба, какой бы она ни была, всегда усиливает и удовлетворяет эго.
   Для меня, саньяса — это что-то позитивное, а не негативное. Она не должна отвергать потребности вашего тела. Она не должна отвергать ваши основные потребности, она должна развиваться, расти в вашей истинной сущности. Она не подразумевает борьбу против чего-либо, она подразумевает направление всей вашей энергии на внутренний рост. Ваша сущность должна расти и зреть. Чем активнее рост вашей сущности, тем меньше эго. И как только ваша сущность выросла, вы начинаете понимать, что такое потребность, и что такое желание. Иначе узнать вы не сможете, вы не сможете отличить потребность от желания.
   Желание всегда безумно, потребность всегда разумна. Если вы отрицаете свои потребности, значит, вы суицидальны. Если вы продолжаете усиливать свои желания, вы, опять же, суицидальны. Если вы продолжаете отрицать свои потребности, тем самым, вы совершаете самоубийство. Если вы продолжаете усиливать свои желания, тем самым, вы также совершаете самоубийство, но другим образом.
   Если желаний становится слишком много, если желания всеохватывающи, вы становитесь сумасшедшими. Напряжение будет невыносимо. Если вы отрицаете свои потребности, тем самым вы создаете напряжение, которое, со временем, станет невыносимо. Таким образом, существует два типа суицидальных умов: первый продолжает отрицать свои потребности, второй продолжает транс¬формировать свои потребности в желания. И провести между ними внешнее различие невозможно. Никто не сможет решить за вас, что есть потребность, а что есть желание. Только ваша осознанность сможет дать ответ, так как то, что для одного потребность, для другого — желание. Готового ответа нет.
   Можно сказать только следующее: единственное определение, которое можно дать потребности — это то, без чего вы не можете существовать. Но истинное определение способна дать только осознанность, и то, оно не может быть вечным, так как то, что сегодня является вашей потребностью, завтра может стать вашим желанием. В один момент это потребность, а в другой момент — это уже желание. Как только в вас возникает позитивная осознанность, вы начинаете осознавать свой ум, хитрые и разрушительные способы, которые он выбирает; как только вы осознаете свое эго, его методы само-усиления, его методы питания, вы узнаете разницу.
   Я не негативен. Санньяса, нео-санньяса, абсолютно позитивна. Она призвана взрастить в вас что-то. Я хочу создать в вас позитивное отношение к своей сущности, не негативное отношение. Вы ничего не должны отрицать. Конечно, вы можете отрицать многое — не сами, но автоматически. По мере вашего продвижения вглубь себя, вас станет меньше снаружи. Чем меньше ваша внутренняя сущность, тем больше необходимость возмещать это вовне. И вы будете продолжать расширяться.
   Но не боритесь с расширяющимся, внешним собой. Боритесь со скоростью, которой вы являетесь, которая может вырасти до таких пределов, что этот внешний абсурд отпадет сам собой. Как только вы познаете внутренние богатства, ничто из внешнего мира больше не сможет с этим сравниться. Как только вы узнаете о внутренней благодати, наслаждение покажется дурачеством, и все, что делается во имя развлечения станет дурачеством, глупостью. Как только вы познаете внутренний экстаз, все лишнее отпадает. Все, что вы знали как счастье и радость, окажется не более чем обманом, но не ранее. До тех пор, пока вы не познали внутреннее счастье, вы не сможете это утверждать, и если вы так делаете, значит, вы находитесь в еще большем заблуждении.
   Позитивное отношение к санньясе означает абсолютно новый взгляд. Вы можете оставаться там, где вы есть, вы можете продолжать делать то, что делаете - от вас не требуется никаких резких внешних перемен. Перемены, конечно же, будут, но они произойдут сами собой. Когда перемены придут, позвольте им происходить, но не пытайтесь, не прилагайте каких-либо усилий, не принуждайте их происходить. И для позитивной санньясы, для позитивного отречения, я вижу больше возможностей в грядущем мире.

***

   Я принимаю людей такими, какие они есть, конечно, — у него большой потенциал, и человека нельзя осуждать за то, какой он есть. Осуждать вообще нечего. Он — это зерно, и если вы забракуете зерно, как вы сможете одобрить дерево? Я принимаю человека таким, какой он есть — тотально, без отрицания. Только я не говорю, что это все, чем он может быть, что это конец. Я говорю, что это только начало. Человек являет собой зерно, способное вы¬расти в большое дерево, но пока, как он есть — он всего лишь зерно. Зерно нужно оберегать, зерно нужно любить, и зерну нужно предоставлять любую возможность вырасти.
   Санньяса означает, что вы начали осознавать, что вы зерно, потенциал. Это не конец, это всего лишь начало, и теперь вы должны решиться погрузиться в этот рост. Этот рост приходит через свободу, это рост приходит через не¬известность. Посмотрите на зерно — оно в безопасности, дерево же — нет. Зерно закрыто, абсолютно закрыто. Как только зерно прекращает свое существование, и дерево начинает расти, активизируется потенциал. На пути будет множество опасностей — неизвестность, возможность уничтожения, это очень деликатная задача — бороться против всей вселенной. Но пока что вы всего лишь зерно, вам ничто не угрожает.
   Быть санньясином означает, что вы выбираете расти. И это ваш последний выбор. Теперь вам придется бороться, теперь нет защиты, вам будут встречаться опасности, вам придется сражаться с ними и сталкиваться с ними ежемоментно. Эти ежемоментный бой и сражение, это схватка в неизвестности, схватка за неизвестность, жизнь в неизвестности — и есть настоящее отречение.
   Принять решение расти — это великое отречение, отречение от безопасности, дарованной зерну, отречение от единства, дарованного зерну, но эта безопасность имеет очень высокую цену. Зерно мертво, оно только потенциально может жить. Оно может жить, или же остаться мертвым. Если оно не растет, не становиться деревом, значит, оно мертво. И насколько я знаю, люди, до тех пор пока не примут решение расти, прыгнуть в неизвестность - они словно зерна, мертвы, закрыты.
   Быть санньясином — значит принять решение расти, встретить опасности лицом к лицу, жить, больше не принимая никаких решений. Кажется, что это парадокс, но это не так. Человек должен откуда-то начать, и даже для того, чтобы начать жить, не принимая решений, в определенный момент он дол¬жен принять решение. Даже движение в неизвестность — это движение куда-то, и кто-то должен это решить. Эта неосанньяса способна проникнуть в самое сердце мира. Она может дотянуться до каждого, ведь ей не нужно ничего особенного — только понимание.
   Еще я хотел бы объяснить то, что санньяса не связана с какой-либо религией. На этой планете, любой тип санньясы всегда был неотъемлемой частью какой- либо определенной религии, определенной секты. Это также является предосторожностью. Вы отрекаетесь, и все же вы принадлежите. Вы говорите: «Я покинул общество», и тем не менее вы принадлежите к секте. Вы продолжаете быть индуистом, мусульманином или сикхом, вы продолжаете быть кем-то.
   В действительности же, санньяса означает религиозность, а не связь с определенной религией, ведь это большой прыжок в неизвестность. Религии знакомы, но религия — это неизвестность. В секте есть система, в религии нет систем. У сект есть священные писания, у религии есть только существование, никаких манускриптов. Эта санньяса экзистенциальна, религиозна, не связана ни с какими сектами.

***

   Кто я такой, чтобы отказать тому, кто ко мне приходит? Он может не знать, он может не осознавать, но я знаю — Бог в поисках себя. Поэтому я не могу отказать ему, я могу только радоваться его начинанию. Именно поэтому нет никаких раз¬делений, никаких требований. И такая санньяса на данный момент необходима всему человечеству. Все человечество нуждается в ней. Мы перестали осознавать живой поток, мы перестали осознавать божественное внутри и снаружи, каждому необходимо осознать. Иначе, ситуация уже стала почти безнадежной, и может случиться так, что поправить ее будет невозможно еще в течение века. Она продолжалась и продолжается до сих пор.

***

   Так что тех, кто более или менее готов начать, я инициирую. Если десять тысяч инициированы, и хотя бы один из них достигнет цели, оно того стоит. И всех тех, кто знает хоть что-то о внутреннем мире, я попрошу пойти и стучать в каждую дверь, и встать на крыши, и объявить о том, что божественное, бессмертное, блаженное — есть.
   Будьте свидетелем, пойдите и станьте тому свидетелем; иначе, механическое убеждение станет общепринятым. Легче проверить сейчас, будет непросто возместить это потом. И ум по-своему пластичен, более пластичен сегодня — готов лечь под любой трафарет. Так как все старые верования были отняты, ум свободен, и жаждет принадлежать хоть чему-то — будь то хотя бы механическое убеждение. Любой абсурд, способный дать вам ощущение принадлежности, способный убедить вас в том, что вы знаете, что такое реальность, поймает ваш ум в ловушку. И ваш ум будет пленен им.
   Так что нельзя тратить ни секунды. Тем, кто знает хотя бы немного, тем, кто увидел хотя бы мельком, следует рассказать об этом другим. И оставшаяся часть века не так мала, как кажется. Она велика, и даже по-своему больше, чем века. Так как скорость перемен так высока, и эти тридцать лет подобны тридцати векам. То, что было невозможно сделать за тридцать веков, можно выполнить за тридцать лет, три десятилетия. Стремительность перемен столь велика, что время, кажущееся маленьким, на самом деле таковым не является.

***

   Я буду продолжать подталкивать всех к внутреннему миру, надеясь, конечно, надеясь вопреки всему, что кто-то все-таки обнаружит живой поток, сатчитананда, и сможет выразить его всем своим существом — жить им. Даже если только несколько людей живут им сегодня, все грядущее человечество будет другим. Но это может произойти только не через учение, а через проживание. Именно поэтому я настаиваю на санньясе, это начало жизни.

 

ОШО, Я — врата

«КНИГИ ОШО ПО ЦЕНЕ НИЖЕ СЕБЕСТОИМОСТИ»

   Эта прекрасная книга издана Ошо Тапобаном в рамках специального проекта «Книги Ошо по цене ниже себестоимости». Наша миссия — сделать книги Ошо более доступными для всех. Мы издаем книги, несущие послание Ошо и ориентированные на медитацию. Наши цены на книги намного ниже себестоимости для того чтобы удивительная мудрость Мастера была в пределах досягаемости для каждого. На следующем этапе данной программы, специальная машина будет развозить наши публикации по отдаленным деревням по всей территории Непала.
   Публикация лекций Ошо — это глубоко религиозный и священный труд, делающий слова Ошо доступными для всех людей. Сам Ошо хотел, чтобы его книги продавались по себестоимости, так чтобы каждый смог себе позволить купить эти книги и читать их. Раз за разом, Ошо настаивал на этом по возвращении из Раджнишпурама, его коммуны в Орегоне, США.
   Дабы осуществить желания Ошо, Ошо Тапобан основал очень интересную публикацию и программу доставки, чтобы убедиться, что у каждого есть доступ к вдохновенным словам Мастера! Наша программа уделяет особое внимание студентам, испытывающим финансовые затруднения, и людям, проживающим в отдаленных районах, заботясь о том, чтобы и они смогли приобрести книги Ошо!
   Ошо Тапобан предлагает вам посодействовать успеху этой ценной программы, внеся пожертвование от всего сердца, большое или маленькое. Мы с благодарностью подтвердим донорские имена, фотографии и суммы в печати. Так что, пожалуйста, поддержите эту чудесную программу, служащую на благо всех и всего, молодых и старых, настоящего и будущего!

 

Мы ценим вас!
Свами Дхиан Ятри
Издательство Ошо Тапобан

ЧТО ТАКОЕ САННЬЯСА?

ВОЗЛЮБЛЕННЫЙ ОШО,
ПОЧЕМУ ТЫ ПОСВЕЩАЕШЬ В САННЬЯСУ ПОЧТИ ВСЕХ, КТО ПРИХОДИТ К ТЕБЕ?

КАК ТЫ ПОНИМАЕШЬ САННЬЯСУ?

С КАКИМИ ОБЯЗАТЕЛЬСТВАМИ ОНА СОПРЯЖЕНА?
 

Этот сайт служит для ознакомления с нашими практиками. Он не предназначен для сбора и обработки персональных данных либо информации о поведении посетителя на сайте, никоим образом не осуществляет таких действий и не обладает возможностями для этого.
Ссылка на сайт приветствуется.
С уважением, ⁠© Reiki-Insigh.ru
2014 - 2017 гг.